Новости

Анонс Вескона-2024
С Первым Днём зимы, друзья!

Слушайте же, о свободные народы Средиземья, духи от пиков гор до подземных глубин, звери и птицы, а также все иные создания, которых только можно представить!

Грядёт Вескон-2024, конвент Толкинистики, творчества, литературы и ролевых игр!
Подробнее
Важное объявление от оргкомитета Вескона
Дорогие друзья!
К сожалению, на Весконе-2023 были замечены нарушения ряда правил некоторыми участниками нашего конвента.
Подробнее
Семинар "Толкин и античность"
Друзья, у нас есть отличная новость! У нас будет не один доклад, но большой и интересный семинар, посвященный Дж.Р.Р. Толкину и античности. Он пройдет на секции толкинистики, в субботу, 25 февраля, с 12:00 до 14:00.
Подробнее
Круглый стол «Кольца власти»: Арда наизнанку".

Да, вы не ошиблись! Нельзя просто так взять и промолчать об известном сериале!

Специальный гость нашего конвента, кандидат филологических наук, исследователь фэнтези, автор и ведущий канала CREATIVE SPACE Мария Штейнман aka Марисанна приглашает вас поговорить о том, с какими переосмыслениями канона в разных адаптациях произведений Толкина мы готовы смириться, а с какими – нет.

Исильфин проанализирует некоторые из „ошибок“ сериала (в передаче толкиновских образов и сюжетов) на предмет соответствия особенностям типичного читательского восприятия книг Профессора. 

Подробнее

Тирендиль, Норэмэльдо. "Эльфы, служившие злу"

В современном мире широко распространено понятие «Эльфы Тьмы», которое встречается во множестве фэнтезийных миров. Ни для кого не секрет, что эльфы стали важными персонажами фэнтези после того, как книги Профессора получили широкую известность. Однако, в мире Арды также есть понятие «Эльфы Тьмы». В значении «эльфы, принявшие сторону Тьмы», оно впервые появилось в Черной Книге Арды, где рассказывалось об эллери ахэ, благородных учениках доброго Учителя Мэлькора. К сожалению, сегодня идеи «Черной Книги Арды» широко распространены в российском фэндоме и ролевом движении, но  при этом, несмотря на популярность эллери ахэ, многие относятся к таким созданиям, как описанным только в фанфиках и апокрифах.

 В этом докладе мы хотим обратить внимание на тексты Профессора и привести цитаты из них, показывающие, что в Арде действительно были не только Люди Тьмы, которые поклонялись как богам и служили врагам эльфов и нуменорцев – Морготу, Саурону; но также и Эльфы Тьмы, служившие Тьме добровольно. Стоит отметить, что Эльфов Тьмы было настолько мало, что упоминаний о них почти нет, а те, что имеются, даны вскользь. Но, так или иначе, Эльфы Тьмы это не апокриф; однако, в Арде эти эльфы были вовсе не добрыми и благородными, а жестокими и мерзкими. И сладкие речи о доброй Тьме могли быть их оружием и сетями еще там и тогда.

Как известно, в «Сильмариллионе» и многих других текстах нередко встречается словосочетание «Тёмные эльфы» или «Эльфы Тьмы». Как сказано в наброске «О гномах и людях», это наименование никоим образом не подразумевало зла или подчинения Морготу. Это было имя для эльфов, никогда не видевших света Древ, иначе говоря – мориквэнди, в отличие от калаквэнди – «Эльфов Света». Противоположность корней moro – «темнота» и cala – «свет». Так, скажем, в распространённом переводе «Сильмариллиона» Н. Эстель мы читаем о встрече народе Беора с Финродом: «…и полилась музыка, которой никогда не слышали люди, ибо в пустынных землях у них не было в этом других учителей, кроме Эльфов Тьмы». Здесь речь идёт об эльфах, живущих восточнее Эред Луин, которые не ведали света Амана. В тексте «Сильмариллиона», самого широко известного текста о событиях Предначальной и Первой Эпохи, это словосочетание нигде не используется в ином смысле, чем «мориквэнди».

Но, как это ни парадоксально, в текстах Профессора есть упоминания об Эльфах Тьмы и в другом смысле этого слова.

Например, как об отпущенных Моринготто рабах, таких, как Эол Тёмный Эльф, о чём сказано в «Маэглине» из XII тома «Истории Средиземья». Там после слов о том, что Эльфами Тьмы именовали всех, кто не желали покинуть Средиземье, говорится: «Но это обозначение также зачастую применялось и к эльфам, попавшим в плен к Морготу: он подчинял их и затем отпускал, дабы они причиняли вред эльфам» (по другому варианту, Моргот позволял этим порабощённым эльфам бежать – также для того, чтобы они вредили своим родичам).  

О таких эльфах-рабах, отпущенных или подосланных Морготом, упоминается и в «Маэглине», и в других текстах, хотя чаще всего они не называются прямо Эльфами Тьмы. Так, в «Сильмариллионе» говорится о том, что нолдор «опасались предательства своих родичей (т.е., эльфов), бывших в рабстве в Ангбанде, так как Моргот часто использовал их для своих черных целей». Такие эльфы были запуганы, порой одним ужасом взгляда Моринготто (хотя, как сказано в «Осанвэ кента», он действовал и обманом, и муками тела и души, и угрозами замучить близких). Получив мнимую свободу, запуганные рабы жили в постоянном страхе и исполняли волю Моринготто, где бы ни бродили, и после сами возвращались в Ангамандо. По «Квента нолдоринва», таких рабов, даже из нолдор, Моргот подсылал во времена подготовки Союза Маэдроса к Пятой Битве, и они приходили в военные лагеря, чаще всего к людям, распространяли там дурные предзнаменования и подстрекали к разобщению. Тем самым подсыльные способствовали предательству народа Ульдора и бегству многих других роменильди (людей востока).

Но такие Эльфы Тьмы, конечно же, резко отличаются от эльфов-учеников, избравших Тьму – сломленные пленники не выбирали Тьму по своей воле, не учились у Моргота или Саурона. Они могли приносить много зла как лазутчики, посыльные, подстрекатели и так далее, и не могли не сознавать, что приносят зло своим же родичам, но поступали так не по своему желанию – они повиновались Морготу из страха, будучи сломленными, порабощёнными.

Также во многих текстах, включая и «Сильмариллион», сказано о мнимых эльфах – тёмных майар, принимавших эльфийское обличье. В «Книге утраченных сказаний», в «Рассказе Гильфанона» они названы каукарэльдар – Мэлько посылал их к людям, чтобы сеять недоверие и рознь между эльфами и людьми, и те лже-эльфы обманывали и предавали людей. Упоминаются они и позже: по «Квента нолдоринва», перед Пятой Битвой, кроме рабов-эльфов, среди подосланных Морготом были существа (т.е., падшие майар) в эльфийском обличье. Нередко считают, что о ложных эльфах говорится только в ранних текстах, но это не так. И в «Сильмариллионе» сказано о шпионах и соглядатаях Моргота, хитроумных обманщиках в чужих обличьях, которые лживо сулили сокровища, сеяли страх и зависть среди племён и народов, обвиняли властителей народов в жадности, говорили о предательстве.

Так как этой лжи нередко верили эльфы Белерианда (в «Квенте Сильмариллион» из пятого тома «Истории Средиземья» уточнено: их засылали к Тёмным эльфам и к нолдор), те посланники, тёмные майар, видимо, принимают обманные обличья эльфов, а не людей или гномов.

Каких-либо упоминаний, что ложные эльдар могли бы изображать добрых и благородных эльфов, последователей Тьмы, нет. И в описанной ситуации это было бы совершенно не нужно и даже вредно: для того, чтобы успешно сеять рознь и подозрения, нужно было изобразить одного из своих, вызывающего доверие, а вовсе не эльфа, добровольно переметнувшегося на сторону врагов. Тёмный майа (которого также можно назвать «умайа», по аналогии с уванимор – ведь слово «майар» буквально означает «прекрасные», и потому не подходит для обозначения падших духов), который стал бы вести себя так, был бы воспринят как один из порабощённых эльфов, тех, чьего предательства всегда опасались родичи. Ведущего странные речи если бы и не изгнали, то в любом случае, не стали бы доверять его словам и обвинениям.

Притворяться Эльфами Тьмы, «учениками Мелькора» таким падшим майар было бы полезно лишь для того, чтобы приобрести среди эльфов действительных учеников Мелькора, удержать их, или воздействовать на них. И тут мы возвращаемся к вопросу об эллери ахэ, об упоминании созданий, похожих на них, в текстах Профессора. Не о мориквэнди, не о каукарэльдар и даже не об отпущенных из Ангбанда сломленных рабах, а об эльфах, что добровольно принимали власть Тени, становились учениками и последователями Тёмных майар.

У нас есть несколько таких упоминаний.

Первое упоминание - это история  короля-чародея Ту  или Туво, и его народа, которые называли  его Владыкой Сумерек, а себя - хисильди, Эльфами Сумерек, из «Рассказа Гильфанона» в «Книге утраченных сказаний». Туво одновременно могущественный король эльфов-авари (единственный известный нам случай, когда маиа правит и властвует эльфами) и могущественный чародей, «фэй» (т.е., майа), чрезвычайно искусный в магии (по «Книге утраченных сказаний», «был он более искусен в магии, нежели любой из когда-либо ещё живших вне земель Валинора» - то есть  обладал большей искусностью, чем Мэлиан, хотя это не говорит о большей силе). Но Туво не был светлым духом, подобно майэ Мэлиан.

Из «Рассказа Гильфанона» мы знаем, что «Мэлько во времена его заточения встречается с Туво в чертогах Мандоса. И он учит Туво многому из чёрной магии» - здесь очевидно, что Туво был майа, соблазнённым Мэлькором во времена его пленения. Едва ли это могло произойти за одну беседу, и едва ли майа Аулэ или Яванны мог навещать Мелькора в чертогах Мандоса незаметно. Видимо, Туво был из майар Мандоса, совращённых Мелькором, которые также упомянуты в «Книге утраченных сказаний» (как посланник Моринготто в Валинорэ, а также те, кто помогал Мэлько бежать). Туво приходит в Средиземье после побега Моринготто и убийства двух Древ: вероятно, он общался с Мелькором после его освобождения и покинул Аман, как только тот бежал в Средиземье.

Когда любознательный и мудрый Нуин, эльф из народа Туво, находит спящих людей, сам Туво не радуется вести, как радовались Валар и, несомненно, светлые майар. Нет, он приходит в страх - вначале перед Манвэ, затем (поняв, что здесь более великий Замысел), перед гневом Единого. Тогда как для светлого духа естественно любить Единого, стремиться служить Ему, помогать воплощению Его Замысла, радоваться, а не страшиться Его. Да и страшиться Манвэ для любого из светлых духов было бы диким, зато такой страх понятен для духа тёмного: Манвэ ещё в Аинулиндалэ был главным инструментом в теме, что противостояла Искажению. И после Мелькор, затем Моринготто, боялся Манвэ - тем более его будут бояться умайар.

В начале Первой Эпохи, спустя время после восхода Солнце, Туво ослабевает, скрывается в бездонных пещерах и даже запечатывает вход так, что его после и найти не могут: это непохоже на поведение просто духа, любящего сумерки и звёздный свет более, чем солнечный. И здесь тоже можно вспомнить, что тёмные твари и прислужники Врага, страшились Ариэн и света Анор Златопламенной.

Но этот умайа не был в числе тех, кто после возвращения Моргота явился к нему в Ангбанд, Туво ушёл странствовать по миру. Ведь среди падших духов были и такие, кто не желал владычества над собой Моринготто, а желал властвовать сам. Среди народа Туво были не только эльфы, но и «множество странных духов», это говорит как и о Туво (пытавшемся построить свое собственное маленькое Утумно), так и об эльфах, что добровольно жили среди тёмных маиар (как в ЧКА-шном Лаан Гэлломэ) и признавали одного из них своим владыкой и наставником.

Найдя в странствиях эльфов-авари, «Туво приближает их к себе, обучает многим тайнам и становится подобен могущественному королю среди них». Он не приходит к эльфам, чтобы служить им, заботиться о них или защищать их, но для того, чтобы властвовать, стать могущественным королём, которого авари зовут Владыкой       Сумерек. Туво не худший из тёмных духов - он не действует насилием, пытками, ужасом, ему нужны подданные и ученики, а не запуганные рабы (возможно, это является иной причиной, по которой Туво не хочет идти в Ангбанд: он следовал за Мэлькором, а не за Моринготто, каким он стал теперь; однако Мэлькор тоже творил зло).

Король-чародей живёт в бездонных пещерах, через которые воды Куивиэнен струятся глубже, к недрам земли, и туда, глубоко под землю спускаются к нему эльфы-ученики, что могут общаться и с другими тёмными духами, которые служат Туво. Король даёт эльфам поручения, о которых не сказано подробно - только упомянуто, что хисильди не давались поручения на восток (туда, где должны были пробудиться Люди). То есть Туво посылал их с некими заданиями на север, запад и юг от Куивиэнэн.

Ничего не сказано о том, что авари в результате стали более мудрыми, искусными или благородными, чем их родичи: Туво учит их не многим знаниям и мастерству, а многим тайнам. Королевство Туво именуют чародейским — значит, именно тайнам колдовства он прежде всего обучает авари. Как уже говорилось, есть упоминания, что он сам обучился многому из чёрной магии у Мелькора (мы не знаем, что это были за тайны). Каким тайнам может научить эльфов король-чародей из тёмных майар? Так хисильди представляются куда более омрачённым народом, чем можно подумать по мудрому Нуину. Этот эльф ведёт себя довольно независимо от Туво, не раз нарушая его запреты и увлекая за собой других. Притом можно заметить: то добро, что приносит Нуин - а он учит людей эльфийской речи, и благодаря ему люди, что с ним, выступают против злых людей, совращённых Фукилем или Фангли - приносят как раз те его поступки, которые противоречат воле Туво, а соответствуют любознательной, свободолюбивой натуре этого эльфа и его мудрости. Те эльфы, что были хорошими учениками и подданными Туво и, в отличие от Нуина, радовали его, могли быть совсем другими.

Если сопоставить с более поздними текстами, Фукиль или Фангли мог быть одним из умаиар что пришел к людям вместе с Моринготто и учил праотцов людей злу, принимал жертвы для своего Хозяина, участвовал в охоте на людей, любивших Голос.

И таких эльфов - эльфов, что признали своим Владыкой тёмного духа; общаются с его слугами, меньшими тёмными духами; рассказывают ему обо всём; следуют его запретам и исполняют его поручения; и наконец, научились от него многим тайнам, и стали так искусны в чародействе, в том числе видимо, чёрной магии, что королевство их стали называть чародейским - можно назвать Эльфами Тьмы.  Хотя сами себя они называют Эльфами Сумерек. Хотя правильнее было бы переводить их название Хисильди как Эльфы Тумана, от híse - “туман”.

Однако заканчивается история тем, что люди совращенные Морингото, под предводительством умаиа Моринготто, которого зовут Фукиль или Фангли, нападают на хисильди, и королевство прекращает существование. То есть эти Темные Эльфы большей частью оказываются убиты, захвачены, а прочие бегут и теряются среди мориквэнди. Таким образом, с одной стороны исчезает королевство темных эльфов и их остается очень мало, но другим образом, их пагубное влияние может распространяться на других эльфов и другие народы, а кто-то из хисильди мог оказаться в Ангамандо и стать учеником Моринготто или его умаиар. Так могла начаться история присловутых «эллери ахэ».

Ещё один текст, в котором можно найти Эльфов Тьмы (хотя и не называемых так), куда более поздний, один из самых поздних: это «Законы и обычаи эльдар» - в основном те его фрагменты, где идёт речь об умерших эльфах, что отказываются уходить в Мандос. По большей части это мориквэнди, особенно авари (быть может, те же хисильди, или их потомки). Там также упомянуты эльфы-рабы: «порой ужас, живший в сердцах сломленных пленных, оказывается таким сильным, что порабощённые эльфы, продолжающие исполнять данную Морготом работу, есть и среди развоплощённых – даже в то время, когда сам Моргот был выброшен из мира. Подобны им и те развоплощённые, что были подчинены некромантами, слугами Саурона, и стали исполнять их волю.»

Но в «Законах и Обычаях» сказано и об эльфах, что, похоже, приняли власть Тьмы над собой добровольно и оставались с ней даже после смерти. Если в поздние времена среди авари отказы от ухода в Мандос были довольно частыми, то, как говорится в «Законах и обычаях»: «Более редки были отказы от него в древние времена, пока Моргот был в Арде или его слуга Саурон после него, ибо тогда феа развоплощенная бежала бы от страха Тени в любое убежище - разве что она полностью вверилась бы Тьме и ушла бы в ее царство».

Итак, хотя и редко, но встречались эльфы, которые в этот период (от бегства Моргота в Средиземье в конце Предначальной Эпохи до окончательной победы над Сауроном в конце Третьей) предпочитали полностью ввериться Тьме и уйти в её царство вместо того, чтобы направиться в Чертоги Ожидания. Эти эльфы, если и имели смутные представления о Мандосе и вообще Валар - всё же понимали, куда и к кому они предпочли уйти. Судя по приведённой выше цитате - те, кто если не противостоял Тени, то хотя бы отвергал и страшился её, бежали в Чертоги Ожидания как в убежище, если не знали большего о том, что такое Мандос.

Но у той части  эльфов, что в «Законах и Обычаях эльдар» названы развращёнными,  после отказа от призыва Мандоса оставалось мало сил для сопротивления: они стоят между сломленными пленниками и добровольными последователями Тьмы. Их не захватили силой, и они вначале хотели бы противиться зову Моргота, но уступают ему.

Однако, упомянутые выше эльфы, что не желали искать убежища, не просто слабы или запуганы Тьмой: напротив, они не боятся Тьмы, не противятся ей, не отвергают её, а сами отдают себя во власть Тьме и Тёмному Властелину. В «Законах и обычаях эльдар» они не названы Эльфами Тьмы, но их можно так назвать как добровольных последователей Тени. А возможно и как учеников: чтобы эльф после смерти совершил такой выбор, он и при жизни должен был узнать о Тьме нечто, что сделало бы её не страшной и враждебной, а привлекательной в его глазах. Недостаточно нежелания идти на суд Мандоса из-за совершённого зла или ожидания, что суд будет несправедливым: эти эльфы должны ещё считать, что под рукой Тёмного Властелина их ждёт нечто лучшее.

Как мы говорили в начале статьи, таких эльфов должно быть крайне немного, но тем не менее они были. И в подтверждение того, мы можем привести очень редкие слова на эльфийских языках, которые означают именно эльфов Тьмы, как чего-то злого и плохого.

Обозначение Темных Эльфов, что не видели Света Древ, и тех, что покорились Врагу, различается даже в языке. Так  в синдарине мориквэнди называются mornedhel,  в то время как эльф, отдавшийся Тьме, зовется durnedhel или nurnedhel (Helge Fauskanger) от корней dur – темный, адский, в таких словах, как Barad-dur -  Крепость Тьмы. Так же подобное имя есть в нолдорине - duraledh, durion с тем же отрицательным значением Тьмы, корнем dur, оно стоит рядом со словом durgul - «темная магия».

Ещё одно упоминание об эльфах зла и Тьмы в «Законах и обычаях эльдар» относится к некоторым Бездомным, то есть к эльфам, что потеряли тело, но не ушли в Мандос, а стали скитаться по миру живых, лишенные своего тела=дома. Часть этих Бездомных называют «нечистыми», ибо они желают незаконно добывать себе тела - пытаясь изгнать из него фэа или подчинить её себе. В этом же отрывке упоминается, что для людей общаться с Бездомными опасно из-за обманчивых иллюзий и лжи - и дальше мы видим два примера такой лжи, которая может нанести человеку вред и даже убить его.

 «Один из Бездомных, принятый в друзья Живущим, может попытаться изгнать феа из ее тела, и в поединке овладеть телом, возможно, серьезно повредив ему, - если законный обитатель не отстоит его». Умерший эльф вначале входит в доверие к человеку, обманом добивается его дружбы - а затем вступает с ним в поединок за обладание телом, и при победе может серьёзно повредить тело или даже изгнать фэа - то есть убить того, кто считал его своим другом и доверялся ему. Иначе как добрыми и ласковыми речами, обнимая, жалея, хваля и «гладя по шерстке», не втереться в близкое доверие к человеку. Кто знаком с тем, как действуют те, кто относит себя к эллери ахэ, тот узнает подход и манеру.

Либо «Бездомный может просить приюта, и если обретет его, попробует поработить его хозяина и подчинить себе его волю и тело ради своих целей». Здесь эльф начинает со взываний к жалости, с просьбы приютить несчастного - пока доверившийся ему и пожалевший его человек не соглашается ради его блага разделить своё тело с духом эльфа, который вновь может чувствовать тепло живого тела, биение сердца, запахи цветов. Освоившись, «гость» платит за это тем, что подчиняет волю и тело человека и обращает его в раба.

И убийство невинного ради личных выгод, и обращение свободного в рабство есть большое зло. Но эти эльфы совершают более гнусные злодеяния - они намеренно притворяются друзьями, чтобы после убить, или играют на сострадании и доброте, чтобы после поработить. 

Но как эльф мог узнать, что такое вообще возможно – что, приняв в друзья человека, потом можно вытеснить его фэа, что попросивший приюта может поработить волю? Об этом сказано в завершении этого абзаца: «Говорят, что Саурон делал такое и учил своих последователей, как добиваться этого». Итак, всё изложенное выше совершают эльфы - последователи Саурона. То есть это уже в полном смысле этого слова, эльфы, служащие Тьме.

Как сказано, «у Бездомных нет облика, который можно явить, и даже будь в их власти (как некоторые говорят) подделать облики эльфов, смущая разум людей иллюзиями, - все равно эти видения будут запятнаны злом их намерений. Ибо сердца правдивых людей бьются от радости, узрев истинные облики Перворожденных, их старших родичей, и эту радость не способно подделать никакое зло». Нужно заметить, что хотя речь идёт об эльфах - здесь их открыто именуют не просто испорченными или омрачёнными, а злом. Так что можно назвать их Эльфами Тьмы и в этом отношении.

Если им не удавалось явить облик, видимый для человека, то всё же оставалось ощущение, чувства, которые возникали при соприкосновении разумом с этой омрачённой фэа. И человеку это не приносит радости, фэа Темного эльфа тоже запятнана злыми намерениями: люди при встрече могли ощущать страх, недоверие, нечто тёмное…

Чтобы втереться в доверие, у Темных Бездомных есть два пути: во-первых,  всё равно выдавать себя за "хороших эльфов"; во-вторых, признать, что они вовсе не светлые, но начать рассказывать прекрасные сказочки о доброй Тьме. Притом человек, заговорив с незримым духом эльфа, может спросить - а почему он не здесь, а не в Мандосе? Это гораздо труднее объяснить в первом случае, и легко объясняется во втором - Намо и все эти Валар злые и лживые...

Как сказано в другом месте о Бездомных - «они не скажут правды или мудрости». Не скажут они правды и о Свете и Тьме, чему можно найти подтверждение в другом.

Это упоминание относится к поздним временам, когда эльфы, задержавшиеся в Средиземье, уже истаяли. Есть эльфы, которые дают людям дурные советы, а также говорят против Валар и даже против Единого, если отваживаются. Оно касается встреч эльфов с людьми, и дальше дан совет остерегаться таковых. Полагаю, что эльфов, которые настраивают людей против Валар и против Единого, а если не делают последнего, то потому что не осмеливаются, и о которых сказано, что они несут зло (не совершают определённый злой поступок, а в целом несут зло), чьими бы учениками они ни были, тоже можно назвать Эльфами Тьмы в рассматриваемом значении этих слов. Такие эльфы есть и среди Бездомных, и среди живых - но и эльфы, ставшие последователями Саурона. едва ли примыкали к нему только после смерти.

Если эти эльфы настраивают людей против Валар и Единого - против Света, то они наверняка будут восхвалять Тьму, представлять её «хорошей». Подменяя одно понятие другим, говоря полуправду, да и просто откровенно обманывая, несложно недалекому уму доказать несовершенство Света и вызвать сочувствие к Тьме и к страданиям её служителей. Если говорить о Бездомных - им созвучен мотив страдания, ведь они в самом деле страдают... правда, отнюдь не невинно, и это страдание не делает их лучше и добрее.

И так, к эльфам, добровольно следующим Тьме, в Арде можно отнести тех, кого на эльфийских языках зовут durnedhel, nurnedhel, durion, и кто
при жизни учился у Саурона, а если и случалось потерять тело, не уходили в Мандос, но пытались захватить себе тело живого человека (опять напоминает рассказы ЧКА об эльфах, что живут в телах Смертных, как дар их Учителя).  Так же к Эльфам Тьмы можно отнести тех, кто учит людей против Валар и Единого.